Святой Шарбель.
"Феномен Святого Шарбеля" и "Святой Шарбель в России".
+ новая книга от автора 12 изданий о святом - Анатолия Баюканского.

Чудеса святого в мире

  Поделитесь своей историей.  

Говорят, факты - упрямая вещь. люди жаждут узнать о чудесах. Пожалуйста. Рассказать о всех чудесах невозможно, но и те случаи исцеления, о которых вы узнаете ниже, повергнут вас в изумление, заставят всерьез задуматься о Боге, о Любви и Вере .

ЛИВАН

Начнем с того, что в Ливане нам посчастливилось встретиться с чудесно исцеленной женщиной по имени Нухат, о которой писала пресса многих стран мира.


Исцеленная ливанка Нухат в окружении почитателей.

Когда мы прилетели в Ливан, нас встретил отец-настоятель монастыря, его звали Жан Вахбе. После краткого знакомства он сразу перешел к делу.
- Как замечательно, что вы прилетели к нам именно сегодня. Можно сказать, вам повезло. Пойдемте со мной, познакомлю вас с женщиной, которая стала легендой всего Ливана. Ее исцелил от страшной болезни святой отец Шарбель.
- Давно это было?
- В 1993 году.
- И мы сможем с ней переговорить?
- Конечно. Правда, госпожа Нухат немного устала, с утра на обязательном богослужении, встречалась с прихожанами, в этот день - 22 числа каждого месяца сюда приезжает особенно много народа. Но вас, русских гостей, она ждет.

Навстречу нам встали сразу несколько человек, впереди всех - еще не старая женщина с милым лицом и пышными, зачесанными назад волосами с проседью. Она приветливо улыбалась нам, еще бы, впервые в жизни увидела русских людей. Это была Нухат.

На шее женщины справа и слева ярко выделялись два крупных кроваво-красных шрама, словно ей только что сделали операцию. Трудно передать ощущение, которое испытали мы, глядя на эту сельскую женщину, ведь только она среди миллионов людей лицезрела лично святого Шарбеля, она испытала на себе божественную силу святого ливанца. Одно дело, когда о чудесах пишут в старинных книгах, совсем другое, когда перед тобой живой свидетель чуда.

Pассказ ливанской крестьянки Нухат, матери двенадцати детей, исцеленной святым Шарбелем и святым Мароном

Этот день был самым несчастливым в моей жизни, да и в жизни моей семьи. Очень холодным январским вечером, 9 числа 1993 года, меня неожиданно парализовало. Разом отнялась вся левая сторона тела, пропала речь. Родные, страшно перепуганные и обеспокоенные, срочно отвезли меня в госпиталь святого Мартина. Там меня внимательно осмотрели врачи - кардиолог Юсеф Шали и терапевт Антуан Нахови. После обследования, не теряя времени, они приступили к интенсивной терапии.

Но и без обследования мои родственники все поняли: парализация, положение почти безнадежное. Это поняла и я, как только стало известно, что меня из больницы отправляют домой. Домой - значит умирать.

Тем временем, пока я была в больнице, мой старший сын Саад съездил в Аннайю, в монастырь святого Шарбеля, который находится от нас недалеко. Там он горячо помолился за меня, привез освященное масло и землю с могилы святого Шарбеля. Помню, когда дочь впервые начала натирать мое тело этим маслом, я почувствовала покалывание в руке и в ноге. Это меня немного ободрило - до этого можно было колоть руки и ноги иглой, я ничего не ощущала.

Через девять дней меня выписали из больницы. Целыми днями лежала неподвижно в постели, глядя в одну точку. Муж носил меня на руках в душевую комнату, дети поили водой через соломинку, я почти ничего не ела. Сами понимаете, это была не жизнь, а сплошная мука.

Прошло еще три дня. Ночью я увидела странное сновидение, будто поднимаюсь по широкой лестнице к обители в Аннайя, участвую в богослужении, которое вел сам Шарбель.

На четвертый день, а точнее, в ночь на 22 января 1993 года, у меня вдруг очень сильно заболела голова и вся правая сторона тела. Я подумала, что пришла смерть, стала усиленно молиться, мысленно обращалась к Святой Деве Марии и святому Шарбелю, взывала к ним: "Скажите, что я сделала плохого? За какие грехи мне выпали такие муки? Родила и воспитала двенадцать детей, упорно каждодневно трудилась, все свободное время проводила в молитвах. Я вам ничего не навязываю, - мысленно произносила я, - но если Вы можете исцелить меня, то исцелите, если не можете, то заберите скорей мою душу. Я согласна..."

Днем, когда муж и дети оставили меня отдыхать, я увидела в полусне, как неожиданно комнату заполонил светящийся луч и вслед за ним появились два монаха, лица их показались мне знакомыми, но рассмотреть их как следует я не могла, так как от них также исходил яркий неземной свет.

Один из монахов приблизился ко мне, приподнял за затылок и сказал: "Я избавлю тебя от недуга". В сильнейшем волнении я спросила его: "Отец мой, как же ты хочешь оперировать меня без наркоза? Врачи мне в операции отказали".
"Я сам буду тебя оперировать", - ответил монах, от которого шло наибольшее сияние.

Так получилось, что я глянула на свой столик, где всегда стояла дорогая моему сердцу статуэтка Девы Марии, взмолилась: "Святая Дева Мария, сжалься надо мной! Как монахи хотят меня оперировать? Разве можно это сделать без наркоза?" И тут вдруг статуэтка сама собой передвинулась и как бы заняла место между монахами. Это я помню совершенно отчетливо.

Спустя мгновение я почувствовала ужасную боль под пальцами святого Шарбеля, я наконец-то узнала его, казалось, он разрывает мой затылок и что-то с ним делает.

Когда эта таинственная операция закончилась, ко мне приблизился второй монах, он подложил мне под спину подушку, взял стакан с водой, одну руку подложил мне под голову, сказал: "Пей! Вот вода, пей!"
"Отец, - ответила я, - разве вы не видите, что я парализована, пью через соломинку".
"Мы тебя вылечили, Нухат, пей! Ты будешь пить, есть и ходить..."
Затем я проснулась. Оказалось, что я действительно сижу на кровати, рядом стакан с водой. Я протянула руку, взяла стакан, стала пить. Вода заструилась по моему ожившему горлу.
Статуэтка Пречистой Девы Марии, как я успела заметить, опять спокойно стояла на своем обычном месте. Ничего толком не понимая, чувствуя очень сильное жжение в затылочной части головы, протянула руку к больному месту и вдруг поймала себя на мысли, что рука двигалась. Это очень обрадовало меня. Неужели свершилось чудо?

В это трудно было поверить, трудно было осознать, что появилась надежда на исцеление. Вновь осторожно пошевелила рукой, потом левой ногой. Мне захотелось кричать, плакать, звать к себе близких, но усилием воли остановила радость.

ЛИВАН
МАЛЫШ ЛЕТИТ К ПАМЯТНИКУ

Жена молодого человека по имени Антуан Стефан, проживающая в Ливане, несколько лет не могла забеременеть, а молодые супруги, родители мужа и жены очень хотели понянчить наследника. Объездили многих известных врачей, принимали самые дорогостоящие лекарства, все было бесполезно. Антуан уже не верил, что у него может появиться сын, но женщина упорно молилась и просила Богоматерь и святого Шарбеля помочь им. И мольба женщины была, наконец, услышана. Женщина оказалась в положении. Радовались родственники, соседи и знакомые, но счастье всегда ходит рядом с бедой. При очередном врачебном осмотре вдруг оказалось, что женщина больна, злокачественное новообразование, проще говоря, рак матки. Это случилось на шестом месяце беременности.

Начались консультации крупных специалистов, дополнительные обследования, но перед молодыми супругами встала сложная дилемма: молодая женщина или ребенок, третьего не дано. Муж был в полном отчаянии, но жена, очень мужественная женщина, сама сделала выбор. Она прямо заявила родственникам и Антуану: "Я уже хоть немного пожила, а мой сын еще и на свет не появился. Буду рожать, а там будь, что будет, как Бог рассудит".

На том и остановились. Вскоре появился на свет Божий очень хорошенький мальчик, правда, родился он при помощи кесарева сечения. А после операции молодая мать вновь приступила к интенсивному лечению.

Когда малышу исполнилось четыре месяца, семья Антуана Стефана решила побывать в монастыре, в Аннайя, чтобы от всего сердца поблагодарить служителей монастыря и святого Шарбеля за бесценный подарок. Ведь именно его молили об этом все члены семьи.

Вот тут-то, в Аннайя, после богослужения и произошло еще одно чудо, свидетелями которого стали десятки паломников и монахов. Выйдя из церкви, молодые остановились перед знаменитым памятником хозяину здешней обители - так называют святого Шарбеля. Решили сфотографироваться на память. Отец взял малыша на руки, приблизился к памятнику, жена стала фотографировать. Сделала один кадр, только приготовилась продублировать снимок, как неожиданно малыш вылетел из рук отца и буквально прилепился к памятнику, как к живому, любимому человеку.

Толпа онемела от страха и недоумения. Малыш, который еще не умел ходить, вдруг словно приклеился к памятнику. Но через мгновение раздались аплодисменты. Люди бурно радовались, что стали свидетелями очередного чуда святого Шарбеля. Мать и отец плакали от счастья, не могли сдержать слез и свидетели чуда.

Оказалось, что необъяснимый полет ребенка и сделанный матерью фотокадр слились в одно мгновенье.

И самое потрясающее, что после этого чудотворного "полета" мать малыша полностью избавилась от страшной болезни.

ЛИВАН
СЛЕДЫ НА РУКЕ

Незадолго до обеда нас любезно пригласил в свою обитель отец-настоятель. Мы сразу поняли, что не ошиблись в своих предположениях - в монастыре готовилось что-то необычное для нас. Однако то, что произошло, не только обрадовало, но и очень удивило. Предстояло своими глазами увидеть человека, который стал свидетелем и носителем чуда святого Шарбеля.


Раймонд Надера

- Этого человека зовут Раймонд Надера. Его коснулся бессмертной рукой Шарбель.
- Он видел святого Шарбеля? - Мы переглянулись и с любопытством стали ждать продолжение разговора.

Раймонд - бывший офицер ливанской армии, воевал за свободу и независимость страны. Потом учился во Франции, стал ведущим инженером, занимающимся ядерной энергией. Возможно, его профессиональная деятельность и привела его к не совсем обычному чуду. О том, что было с ним дальше, думаю, он лучше расскажет сам. Отец-настоятель сказал что-то по-французски Раймонду. Переводчик тотчас перевел последнюю фразу. "Это наши гости из далекой России. Они - журналисты, изучают феномен отца Шарбеля, несколько лет на страницах своей газеты "Лекарь" рассказывают о нашей стране, о чудесах. Слушая перевод, бывший офицер доброжелательно улыбался, радостно кивал головой.

"Мне весьма приятно видеть вас в Ливане, - любезно начал говорить Раймонд Надера, - после чуда, которое совершил надо мной святой Шарбель, доводилось рассказывать о нем не только паломникам и монахам в своей стране, много раз встречался с французами, итальянцами, с немецкими паломниками, но, честно скажу, с русскими людьми беседовать еще не приходилось.

Итак, это случилось со мной 10 ноября 1994 года. Я, как человек, с детства верующий, иногда наезжаю сюда, в Аннайя, чтобы помолиться святому Шарбелю. Так было и в тот ноябрьский вечер. Спешил последний раз посетить монастырь, ибо зимой добраться сюда невозможно: снежный плен. Народу в "Эрмитаже" было несколько человек, они вскоре разошлись, дело-то шло к вечеру. Наконец я остался один в маленьком молельном зале, где долгие годы жил и умер святой. Да, вот еще что: почему-то, несмотря на огромную занятость, у меня появилась острая потребность приехать в Аннайя, словно святой Шарбель приглашал встретиться с ним.

Во время молитвы я вдруг почувствовал, что нахожусь в церквушке не один. Оглянулся по сторонам. Ни одной живой души. Лишь святой Шарбель смотрел с алтаря на мое растерянное лицо. Затем я испытал трудно передаваемое желание войти в контакт с кем-то неведомым. В душе подивившись этому, продолжал усердно молиться.

Неожиданно церквушку залил яркий, бело-голубой свет, который ослепил меня и очень напугал. Я больше ничего не видел, зато прекрасно все слышал и понимал, где я нахожусь и что со мной происходит нечто необычное.

Потом кто-то довольно сильно сжал мою руку повыше локтя, я почувствовал острое жжение, но стерпел, даже не посмотрел на руку, ибо находился в необъяснимом состоянии, как в полусне, голосов тоже не слышал, но то, что, несомненно, было сказано, буквально впечаталось в мой мозг: "Раймонд, ты живешь неправильно, редко бываешь в церкви, мало молишься. Подумай над тем, что я сказал, осмотрись вокруг, остановись сам и останови тех, кто рядом с тобой". В те мгновения я не сразу все понял. Когда свет исчез и в церквушке снова стало полутемно, лишь свечи бросали тусклый отблеск, я приподнял руку к свету и чуть не вскрикнул: на моей руке были видны очень четкие отпечатки чьих-то пяти пальцев. Следы божественной руки слегка кровоточили, жжение не проходило, но не это взволновало меня вначале, стал припоминать каждое слово, сказанное мне святым Шарбелем. Своими глазами я его не видел, но кто мог быть в его последнем прибежище, кроме его самого?

Возвратясь в Бейрут, я не пошел на работу, а созвонился с нашим опытным врачом и поехал к нему. Ничего не утаивая, рассказал, как было дело. Врач сразу же стал собирать к себе в кабинет коллег - хирургов, терапевтов, сотрудников химической лаборатории. И началась круговерть: меня осматривали, без конца спрашивали о деталях чудесной встречи, взяли различные анализы. В нашем ядерном центре замечательные врачи. Все происходило быстро и без суеты. И вскоре консилиум единодушно признал: "Это явно не химический ожог, как и не термический. Без сомнения, ожог неземного происхождения".
Добавлю, что меня обследовали врачи и ученые не только Ливана, но и Франции, Египта и Сирии.

Лишь на пятый день ожог стал подсыхать, боли прекратились. Я не больно-то радовался, отлично понимал: это чисто внешняя сторона случившегося. Стал напряженно раздумывать над тем, что услышал в обители святого Шарбеля, и не сразу, но пришел к убеждению: отец Шарбель был полностью прав. Я стал забывать о религии, о Боге, вел суетную жизнь, готовил один из ядерных проектов. Нужно менять отношение к жизни. Вскоре, к удивлению коллег, оставил работу в ядерной промышленности, стал больше внимания уделять духовной жизни, стал чаще посещать монастыри, больше и искренней молился. Мало того, друзья, под впечатлением моего рассказа, тоже изменили свою жизнь в лучшую сторону. И вот что постоянно напоминает о том чуде в "Эрмитаже" - едва начинаю забывать о таинственной встрече, как на руке, на том самом месте, вновь появляются четкие и довольно болезненные отпечатки "святой" руки."

- Извините, - спросил я Раймонда, - сколько раз эти следы святого Шарбеля, назовем это так, уже проступали у вас на руке?
- За пять лет - десять раз.
- А сейчас они есть? Можно взглянуть?
- Конечно. - Раймонд был в короткой рубашке, задрал рукав, и мы увидели четкие красноватые отпечатки чьей-то пятерни.


К Св. Шарбелю приезжают не только христиане, но и мусульмане.
Делегация газеты "Лекарь" с родственниками исцеленной Шарбелем мусульманки.

США
ОНА СБЕЖАЛА ИЗ ГОСПИТАЛЯ

Не отчаивайся, я помогу тебе выздороветь, вернуться к полнокровной жизни, - сказал святой Шарбель крайне удивленной и перепуганной женщине по имени Майя, - и, пожалуйста, верь мне, ты же ливанка по происхождению".

Этому ночному разговору, который происходил то ли во сне, то ли наяву, она не придала значения. Просто долго думала перед сном о своей тяжкой болезни, но то, что святой Шарбель, о нем Майя слыхала от своих родителей, являлся ей, готова подтвердить под присягой. Она христианка-маронитка, одной веры со святым Шарбелем, поэтому Майя и узнала монаха, умершего сто лет назад.

Женщина рассказала о своем сне родителям, друзьям, докторам, которые ее в то время лечили. Все, кроме родителей, сошлись на том, что не стоит верить снам, тем более что в таком городе, как Сан-Франциско, есть лучшие в мире клиники и врачи - настоящие волшебники.
Майя успокоилась, но все последующие за этим события явились неоспоримыми доказательствами того, что разговор со святым из Ливана был реальностью. Очень скоро она снова увидела святого Шарбеля.

- Ты - верующий человек, и просьбы твои к Господу услышаны. Да, болезнь твоя очень серьезна, и ты боишься предстоящей операции.
- Ты прав, святой отец, - прошептала Майя, - я очень боюсь операции, боюсь смерти.
- Врачи, к сожалению, помочь тебе не в силах, но я сам буду оперировать.
Когда Майя открыла глаза, святого в комнате не было. Она помолилась и снова легла спать.
Итак, в точно назначенное время Майя приехала в госпиталь, где ее уже ждали хирурги. Женщина в сопровождении отца и матери вошла в ординаторскую.
Господа! - решительно заявила Майя. - Простите, но я отказываюсь от операции.
Майя возвратилась домой и долго не хотела ни с кем разговаривать, а боли, как назло, стали острыми. Она стиснула зубы и терпеливо стала ждать продолжения пророческого видения, ждала святого. Порой ей казалось, что она совершает непростительную ошибку: "А если все мне приснилось? Если отец Шарбель не станет меня оперировать?" Словом, вопросов было намного больше, чем ответов.

Но она твердо верила в то, что святые не обманывают. И была вознаграждена за терпение и веру. Отец Шарбель явился к ней в тот момент, когда Майя перестала ждать его. И... исцелил ее, взяв слово не рассказывать о деталях операции никому.

Буквально на следующий день женщина поехала в клинику на обследование. Результаты показали, что легкие женщины полностью очистились от слизи и гноя. Почти полностью исчезли острые боли, стало легко и свободно дышать, вернулся интерес к жизни. И, как это бывает с молодыми людьми, она скоро забыла об операции, которую чудесным образом свершил святой Шарбель.

БЕНИН
СПАСЕНИЕ АФРИКАНЦА

Перед нами официальное письмо африканца - гражданина Республики Бенин Рене Эль Акоби. То, что он описывает, уму непостижимо.
* * *

"Я, Рене, простой человек из набожной африканской семьи. Мы не просто африканцы, но и христиане, и очень гордимся этим обстоятельством. Но сегодня мое письмо не об этом. Вы сами поймете, о чем речь.

Два месяца назад я отправился на автомашине по делам в соседнее государство Буркина-Фасо. В то время я ничего не знал о поступке моей матери, обо всем узнал намного позже.

Дорога, я вам скажу, из Бенина в Буркина-Фасо очень трудная, всюду непроходимые джунгли, ездят по ней люди крайне редко, боятся. В самом деле, чуть зазеваешься, свернешь с нее, считай, пропал, самому не выбраться. Однако я ни о чем плохом не думал, размышлял о том деле, которое мне предстояло совершить, оно должно было многое поменять и в карьере, и в жизни. И в мыслях не думал о возможной беде. И вдруг мотор машины заглох. Абсолютно ничего не понимая, я выбрался из автомобиля, стал осматривать двигатель. И очень скоро обнаружил, что кончился бензин. Недоуменно пожал плечами. Как такое могло случиться? Неужели я перед отъездом не осмотрел канистры? А возможно, бензин вытек на тряской дороге? Не сразу дошло до меня, что попал в смертельный переплет. Огляделся по сторонам и с горечью понял: пришел конец моей молодой жизни. Ни людей, ни жилья вокруг, одни дикие звери да черные птицы, которые словно чуют мою беду.

И еще я с опозданием догадался, что дело идет к ночи, в джунглях темнеет быстро. А вместе с темнотой шансы на спасение резко снижаются.

Отчаяние охватило меня. Я сел в машину и горько заплакал. Надо же такому случиться - пропасть в самом начале жизни. Я закричал, что было силы, но никто не откликнулся. И вдруг... я даже глазам своим не поверил - ко мне, прямо по дороге направляется старик, странный такой, весь белый и не похож на африканца. И в руке он держит вроде бы какую-то емкость. "Померещилось, - с горечью подумалось мне, - прямо тебе, старик да еще с бензином. Чудес на свете не бывает". А старик спокойно подходит ко мне и спрашивает, что случилось, почему остановился. Спрашивает, а сам, конечно, все видит и все понимает. Я тогда вгорячах даже не подумал, откуда он мог взяться в эдакой глуши. Так обрадовался, что вновь заплакал, но уже от появившейся надежды.

Торопясь, я начал рассказывать старику о своей беде. И едва закончил рассказ, как этот благообразный человек, лицом похожий на араба, протягивает мне, хотите верьте, хотите нет, самую настоящую канистру с бензином и говорит:
"Возьми! Это бензин. Тебе хватит доехать до первой автозаправочной станции, там вновь заполни канистры да больше в столь критические ситуации не попадай".
- А я доеду до автозаправки? Не заблужусь? - спрашивал что-то еще, а сам держал обеими руками бесценную канистру. - Скажите, как ваше имя, где мне найти вас, чтобы отблагодарить?

Старик ничего мне не ответил, встал и медленно пошел по дороге и вскоре растаял как дым. Я поспешил за ним, чтобы узнать хотя бы его имя, чтобы помолиться за него, но на дороге даже следов не обнаружил.

Помолясь Господу, я залил бензин и вновь двинулся в путь. Да, старик не обманул. Вскоре увидел автозаправочную станцию. Завидя мой автомобиль, хозяин и два его работника выскочили мне навстречу, видимо, они никак не ожидали, что кто-то появится возле их станции в такое время.
Я подошел к хозяину и сказал:
- Наполните мне канистру бензином! - и протянул емкость. Работник автозаправки взял канистру, подержал ее на весу и сказал:
- Вы что, смеетесь надо мной? Канистра у вас полная... Благополучно возвратясь домой, я собрал всю родню и подробно рассказал о чудесной встрече в джунглях. Братья мне никак не хотели поверить. И тогда встала мать и говорит нам:
- Пошли со мной! - мы вышли во двор, мать открыла дверцу автомашины, подняла сиденье, достала измятое изображение святого Шарбеля, которое она, оказывается, тайком подложила, провожая меня в соседнюю страну.
- Это же он! - воскликнул я пораженный. - Старик, который спас меня в джунглях!
Вот такая приключилась со мной диковинная история. И отныне в нашей семье святой Шарбель - самый дорогой человек. Я лично его видел, о чем и свидетельствую со всей ответственностью..."








Яндекс.Метрика